// // Почему Северная Осетия до сих пор удерживает звание всероссийского водочного цеха?

Почему Северная Осетия до сих пор удерживает звание всероссийского водочного цеха?

8674

Алкогольные войны в Северной Осетии

Почему Северная Осетия до сих пор удерживает звание всероссийского водочного цеха?

Почему Осетия до сих пор удерживает звание всероссийского водочного цеха? Даже не смотря на сенсационное банкротство лидера алкогольной отрасли – бесланского завода «Исток».

Когда в 1992 году Борисом Ельциным была отменена государственная монополия на производство и продажу алкоголя маленькая Северная Осетия за два года стала главным поставщиком водки для огромной пьющей страны. На ее небольшой территории было сосредоточено более 200 предприятий. Официально считается, что занять лидирующую позицию в отрасли республике помогли несколько факторов, главный из которых считалась хорошая природная вода, которая в Осетии не требовала дополнительной очистки. Второй не менее маловажный, заключался в том, что республика умудрилась сохранить все производственные ликероводочные мощности, которые в результате антиалкогольной компании были ликвидированы или перепрофилированы под производство соков.

Однако эксперты готовы поспорить с этим утверждением – производителям «паленки» в принципе было плевать на качество своего контрафакта. А для того чтобы разводить дешевый спирт особые технологические мощности не требовались. Скорее свою роль сыграло то, что республика очень удобно была расположена на транзитном пути из Турции, через Грузию в Россию. В начале 90-х именно Турция первой сориентировалась и предложила на продажу в Россию массу дешевого спирта. Транзитом занималась группа, как сегодня принято говорит, авторитетных предпринимателей-грузин. Причем входящих в ближний круг тогдашнего главы Грузии Шеварднадзе.

Об этом свидетельствует знаменитый спиртовой конфликт. В середине 90-х, когда российский генерал-пограничник Никитин своим что называется волевым решение закрыл для проезда спиртовых цистерн пограничный пункт Верхний Ларс, через который шел основной поток контрабанды. Именно Шеварднадзе вдруг узрел в этом факте острый территориальный вопрос. Причем настолько острый что в течении нескольких дней Шеварднадзе посетил Ельцина и уговорил нашего президента перенести границу в Верхнем Ларсе на несколько километров в глубь российской территории. Благодаря этой нехитрой операции у грузинских контрабандистов появилось несколько путей объезда погранзаставы и контрабанда спирта немедленно была возобновлена. Интересно, что конфликт продолжался чуть более двух недель и за это время в Верхнем Ларсе скопилось более тысячи фур с турецким спиртом. Только по этому факту можно было судить об объемах производства левой водки в России и Северной Осетии в частности.

Такая контрабанда в считанные месяцы позволила нарастить производство водки в республике. Благоприятствовала этому и «сырость» законодательства с множеством прорех, которые позволяли уходить от налогов. А говоря проще – полная вольница, в условиях когда федеральные власти практически полностью устранились от регулирования спиртового и алкогольного производства. Главным ориентиром для государства в те годы были алкогольные акцизы. Напомню, акциз это налог который включается в стоимость товара – то есть чем больше россияне пили, тем благосклоннее смотрело на отрасль государство.

Производство паленки в Осетии стало настолько выгодным, что последствии были так же налажены поставки железнодорожным транспортом спирта из Украины. Грузинский транзит уже не удовлетворял спрос. А чтобы пошлина не «била по карману», по документам сырье якобы шло транзитом в Грузию. На деле оно оставалось в Осетии. Сегодня сложно найти на карте ж/д станцию Ардона, но тогда сюда прибывали сотни цистерн с украинским спиртом и все население небольшого поселка так или иначе было задействовано в производстве левой водки. Дефицит рабочей силы был такой, что любой приезжий, даже без документов мог свободно устроится рабочими многочисленные подпольные винно-водочные цеха, мыть бутылки. Когда в жару в цистернах сырье нагревалось, расширялось и вытекало из цистерн, дети подставляли под них бутылки и затем продавали спирт.

По теме

Со временем водка в Осетии стала народным промыслом, она разливалась не только на производствах, но и в каждом дворе, где ее по утрам собирали «КАМАЗами», расплачиваясь наличными. Создавались попутные производства по изготовлению картонной тары, пробок, этикеток. Люди, ностальгирующие по тем временам, до сих пор утверждают, что водка дала толчок для развития всей экономики Осетии, пробудила предпринимательские качества даже у тех, кто никогда не был связан с коммерцией, активировала торговлю и строительство. Повсюду появились большие многоэтажные коттеджи. «Если бы это и сейчас продолжалось, то наша Осетия процветала бы» - сетуют местные жители.

Но обратной стороной этого «процветания» был невиданный разгул преступности – по официальным данным с 1995 года по 2008 алкогольные мафиозные кланы отстреливали в республике по несколько десятков человек ежегодно. В основном из числа чиновников и предпринимателей. Считалось, что осетинская алкогольная мафия была прочно связана с известными криминальными грузинскими «авторитетами». Именно под их непосредственным контролем, как уже говорилось, завозился в республику дешевый спирт, из которого производилась «паленка». Так же криминальные структуры контролировали дистрибъюцию осетинского алкогольного контрафакта практически во всех регионах страны. Осетия ко всему прочему прочно удерживала пальму первенства по числу алкогольных отравлений на душу населения. Ориентация на «кустарное», теневой производства контрафакта привела к тому что в республике стремительно деградировали легальные отрасли экономики. Особенно пострадало сельское хозяйство – республика, которая в Союзе специализировалось на элитном сельхозпроизводстве, племенном и семеноводческом, практически растеряло этот мощный потенциал. Сегодня от него остались жалкие остатки. И более того, из-за алкогольной славы в республику до сих пор не хотят идти крупные инвесторы.

В 2008 году государство попыталось закончить эту алкогольную вакханалию. Появилась организация Росалкоурегулирование, которая установила новые правила игры – акцизы выросли в разы, и на тот момент составляла 400 рублей за один литр спирта, причем повышалась ежегодно на сто рублей. Кроме того, были внесены изменения в законодательство, что стало серьезным ударом для кустарных водочных производств.

Политика Росалкоурегулирования в целом принесла некоторые плоды: почти на литр в год стало снижаться потребление спирта на человека (по данным Росстата). Страну накрыла волна банкротств мелких производителей не качественного алкоголя. И хотя очевидно что в целом производство алкоголя в республике так же снизилось, Северная Осетия по прежнему остается одним из лидеров по количеству летальных исходов от алкогольного отравления. По данным Минздравсоцразвития «смертность от пьянства» в РСО одна из самых высоких в целом по стране. И она растет (8,5 на 100 тысяч – в 2008 году и 15 на 100 тысяч – в 2014).

При этом, соответствующие структуры МВД периодически умудряются закрывать по несколько подпольных заводов в неделю, Несмотря на это, нелегальная водка в Осетии производится в не меньших масштабах, что подтверждают свежие сводки новостей, сообщающие об обнаружении новых и новых подпольных цехов. Только в прошлом году официально было изъято почти миллион бутылок «левого» алкоголя. Более 500 тонн некачественного спирта. Заведено около ста уголовных дел.

Но пожалуй самое удивительное событие на этом фоне произошедшее в прошлом году в Северной Осетии – это банкротство главного алкогольного бренда республики завода «Исток». Как такое могло произойти – ответа не могут дать кажется даже сами осетинские власти. Исток помимо того, что являлся долгие годы лидером алкогольного рынка страны, прошел не так давно полную модернизацию. И как утверждают специалисты обладает ультрасовременным оборудованием. Каким образом предприятие всегда бывшее сверхприбыльным и при этом технологический лидер отрасли вдруг набрало долги (официально 500 миллионов рублей) и докатилось до банкротства – очень большая загадка.

Местные и федеральные журналисты, пишущие на эту темы очень невнятно намекают на теневую «приватизацию» (часть акций завода находилось в собственности республики). Еще более туманно в связи с этим говорят о каких то «московских осетинах», затеявших всю эту историю. И уж если совсем закопаться в специализированые блоги, то можно найти упоминания того, что следы всей этой загадочной истории ведут в Госдуму и Софед. Здесь стоит привести один забавный факт – из четырех представителей республики в Госдуме и двух сенаторов, только у одного не прослеживается так или иначе связи с алкогольной отраслью. Либо депутаты и сенаторы сами владеют или владели подобным бизнесом, либо на худой конец их родственники. Но как бы то ни было, «Наша Версия – Северный Кавказ» постарается разгадать эту загадку в специальном расследовании посвященном банкротству завода «Исток».

Опубликовано:
Отредактировано: 14.05.2015 16:06
Копировать текст статьи
Комментарии 1
  • Сергей Хомяков 21.12.2016 19:29

    Уголовщина сплошная. Нужна команда сверху. А Россия прокормит и этих.

Еще на сайте
Наверх