// // Распределение целевых бюджетных мест в вузы на Северном Кавказе – дело темное

Распределение целевых бюджетных мест в вузы на Северном Кавказе – дело темное

3603

Последний бой ЕГЭ-2015

В разделе

С прошлого года Единый госэкзамен в стране сопровождается драконовскими мерами безопасности. В итоге даже Северный Кавказ, долгое время находившийся в авангарде ЕГЭ-скандалов, как заявляют в Рособрнадзоре, в этом году искоренил у себя ЕГЭ-туризм и массовую торговлю результатами экзаменов. Однако коррупция в этой сфере непобедима: ее акцент сместился в сторону вузов.

Теперь выпускники и их родители, лишенные возможности по сдельной цене приобрести результаты экзаменов, стараются попасть на внеконкурсные бюджетные места в вузы – целевые и льготные.

В конце мая издание «Голос Махачкалы» опубликовало письмо дагестанского медика-ветерана Арсанали Ибракова, адресованное Полпреду Президента России в СКФО Сергею Меликову. Автор письма полагает, что в 2014 году при распределении абитуриентов республики на целевые бюджетные места в Дагестанскую государственную медицинскую академию (ДГМА) действовала непрозрачная, коррупционная схема. В итоге в число студентов попали жители Махачкалы, набравшие откровенно невысокие баллы, а ребята из районов с 200 баллами не смогли пройти на бюджетные места. Ветеран полагает, что Минздрав России, разрабатывая механизм предоставления абитуриентам целевых бюджетных мест, стремился обеспечить врачами сельскую глубинку. Однако, по мнению ветерана, этот механизм в Дагестане превратился в лазейку, через которую в медицинский вуз проникают абитуриенты «уровня профтехучилищ».

Арсанали Ибраков обратился к Полпреду Меликову с просьбой обнародовать данные о целевом наборе в ДГМА. В частности, ветеран интересуется, сколько выпускников участвовало в конкурсе на выделенные каждому району места; каким образом шел отбор.

В 2014 году борьба за целевые и льготные места в вузах СКФО привела к тому, что, как пишет «Кавполит», на бюджетные места в ту же Дагестанскую медакадемию 25 процентов абитуриентов поступили вне конкурса. Похожая ситуация сложилась в соседних регионах: в Ингушском госуниверситете каждый шестой стал студентом-бюджетником вне конкурса, в Чеченском госуниверситете – каждый пятнадцатый.

Битва за целевые места в СКФО усугубляется тем, что поступить в давно облюбованные кавказскими абитуриентами московские вузы с их теперешними невысокими баллами сложно. Так, по информации ректора Финансового университета при Правительстве РФ Михаила Эскиндарова, по итогам кампании 2014 года вуз принял 2050 абитуриентов, выходцев из Северного Кавказа среди них оказалось всего 97 человек. Тогда как в 2013 году, по словам М. Эскиндарова, таких студентов в списках зачисленных было гораздо больше. «Могу сказать, что экономические вузы всегда были лакомым кусочком для подобных абитуриентов», - сказал ректор в интервью «Комсомольской правде». Но и здесь находятся те же лазейки – целевые места. По данным ректора, часть поступивших в прошлом году студентов с Северного Кавказа – целевики.

Получить информацию о целевых местах непросто, хотя вузы обязаны ее публиковать. О планах целевого набора сообщают на своих сайтах, к примеру, Североосетинский госуниверситет имени Хетагурова (95 мест), Кабардино-Балкарский госуниверситет имени Бербекова (51 место), Дагестанская медакадемия (223 места, в том числе 15 – для поступающих по линии Минздрава Чечни и 25 – по линии Минздрава Ингушетии).

На сайтах Министерств образования республик СКФО найти информацию о целевых местах еще сложнее. Порадовала лишь инет-страница Минобразования Кабардино-Балкарии, где сообщается о выделении МГУ имени Ломоносова одного целевого места для абитуриентов республики по специальности «экономика». Здесь же обнародованы данные о целевых местах, выделяемых абитуриентам республики Кабардино-Балкарским госуниверситетом имени Бербекова.

По теме

А, к примеру, недавно информагентство «Карачаево-Черкесия» сообщило, что республика, согласно постановлению правительства России, получила в этом году 22 целевых места в вузах страны. В том числе по одному месту абитуриентам КЧР предоставляют профильные вузы – Московский автомобильно-дорожный технический госуниверситет и Московский строительный госуниверситет. А также – Тольяттинский госуниверситет (одно место по специальности «машиностроение»), Северо-Кавказская гуманитарно-технологическая госакадемия (здесь готовы принять четырех абитуриентов – троих по специальности «прикладная математика» и одного – по специальности «строительство»), Южный Федеральный университет (три места по направлениям «прикладная математика», «лингвистика», «психология»). Обнаружить эту информацию на сайте Минобразования КЧР не удалось.

На странице в Сети Минобразования Ингушетии публикуются данные о целевом приеме за 2014 год. Не удалось найти информацию о целевом приеме в вузы на сайтах Минобразования Дагестана, Чечни, Северной Осетии.

Что это – недоработка или сознательная «драпировка» коррупционной схемы?..

Между тем вузы уже пришли к осознанию: студенты-целевики, не обладающие высокими баллами и прочными знаниями, тянут вниз свои Alma Mater в различных рейтингах. В «Рейтинг вузов России – 2015» агентства «Эксперт РА», опубликованный в начале июня, попал лишь один вуз Северного Кавказа – Кабардино-Балкарский госуниверситет имени Бербекова. Причем, и он также за год сдал свои позиции: по итогам 2014 года университет занимал в рейтинге 75-е место.

Проанализировав свое падение в рейтингах, вузы Северного Кавказа теперь намерены бороться за лучших студентов. За тех, кто на самом деле имеет хорошие знания и высокие баллы и устремляется в престижные московские университеты. Об этом говорил на заседании Совета ректоров СКФО, которое состоялось в июне во Владикавказе, помощник Полпреда Президента РФ в округе Алексей Семенов. «Лучшие умы не всегда хотят возвращаться домой после учебы. Мы сейчас разрабатываем программу по привлечению наших абитуриентов в наши вузы», - сказал Алексей Семенов.

Руководители вузов Северного Кавказа не ожидают притока абитуриентов из других регионов. Вот что рассказал на Совете ректор Дагестанского госуниверситета Муртазали Рабаданов: «Я в прошлом году проводил анализ, сколько абитуриентов приехали к нам из других регионов. Получилось 1,5 процента, при этом все они были этническими дагестанцами, просто учились в школах в других регионах. Для сравнения, в Воронежском госуниверситете абитуриенты из других регионов составляют до 30 процентов», – отметил ректор ДГУ.

Вопрос, однако, не только в самих вузах, но и в том, что смогут предложить власти регионов лучшим умам после получения ими высшего образования. По итогам прошлого года уровень безработицы в СКФО составил 11,2 процента, тогда как среднероссийский показатель немногим превысил 5 процентов.

В недавнем интервью североосетинскому изданию «15-й регион» депутат местного парламента, член фракции «Патриоты России» Маргарита Кулова призналась: «Мы проводили в прошлом году опрос среди студенческой молодёжи. Одним из вопросов был следующий: «Хотели бы вы уехать из Осетии, если да, то почему?». Около половины респондентов сказали «да». Основная причина – отсутствие работы здесь. Вина власти в том, что она не может дать жизненную перспективу и обеспечить социальный лифт тем, кто хочет остаться на своей малой родине».

Таким образом, лучшие умы все же стремятся покинуть малую родину. Большинство из них – это ребята, получившие образование в крупных городах – Махачкале, Нальчике, Владикавказе, Грозном, Черкесске, Назрани, а также самородки из небольших городков и поселков. Они направляются в вузы более развитых соседних регионов (Ростовской области, Краснодарского края) или в Москву. Университеты Северного Кавказа заполняют абитуриенты из местных небольших городов и сел – невысокие баллы и часто скромный достаток родителей не позволяют им выезжать за пределы округа. Такая миграция, что называется, не имеет обратной силы. Молодые люди, уехавшие в другие регионы, редко возвращаются на Северный Кавказ, а молодежь, переселившаяся из сел в столицы республик, не торопится обратно. По мнению председателя общественной организации из Нальчика «Алан» Суфьяна Беппаева, села на Северном Кавказе все больше пустеют, испытывают большой голод в молодых кадрах.

Вот здесь-то должна была бы сработать система целевого набора. С ее помощью можно было бы задержать лучшие умы на Северном Кавказе или гарантировать их возвращение после московских вузов. Точно также можно было бы вернуть сельскую молодежь по окончании учебы на малую родину. Ведь обучение по целевому набору – это договор. Регион или организация оплачивают молодому человеку учебу, а он, в свою очередь, после окончания вуза возвращается в регион или организацию и отрабатывает определенный срок. И всем хорошо: регион получает молодого специалиста, а выпускник вуза – работу.

На деле же такие договоры часто формальны. Если выпускник городской школы получил целевое место от горного района, вряд ли он останется в нем работать, даже если приедет туда молодым специалистом на положенные по договору несколько лет…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 06.07.2015 22:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх