// // Чеченские села после каждого ливня тонут в водах горных рек

Чеченские села после каждого ливня тонут в водах горных рек

828

Вода у дома


Фото: http://Krsk.sibnovosti.ru
В разделе

После регулярных потопов из-за выхода рек из берегов местные власти укрепляют их берега земляными насыпями. Местные жители считают эти меры неэффективными и требуют радикальных решений.

Жители ряда сел Чеченской Республики регулярно подвергаются подтоплению своих угодий после паводков и интенсивных ливней. Местные власти пытаются принять меры и успокоить селян, но что-то идет не так и ситуация повторяется. Большая вода разрушает мосты и дороги, подходит буквально к дверям жилых домов, по-хозяйски заходит в них, подтопляет участки, губит урожай.

Что делают власти

После июньского подтопления в предгорном Ачхой-Мартановском районе были укреплены берега рек Шалажа и Сунжа. В селении Катар-Юрт укрепили берег на двух самых проблемных участках на протяженности около 250 метров. Углубили русло Шалажи, а в одном месте расширили его. Это, по мнению администрации района, снизит опасность размыва береговой линии.

В Ачхой-Мартане тоже укрепили береговую линию протяженностью в 155 метров, а в селе Самашки возводится 130-метровая дамба на реке Сунжа. Только вот местные жители очень сомневаются в эффективности этих стараний. Они считают, что нужно поднимать береговую линию и «запечатывать» опасные участки в бетон. А то, что делается сейчас, это временно и неэффективно. Углубленное русло река заполнит при первом же паводке, насыпной берег непременно будет смыт, и все усилия бессмысленны.

Жители села Катар-Юрт живут от паводка до паводка. «У меня участок за последние два года почти в два раза уменьшился, вода при паводке прямо к двери дома подходит. Никто ничего не компенсирует, самим в основном проблему приходится решать. Где щебня насыпать, где канаву провести, где землю подсыпать», – сетует один из местных жителей.

Действительно, какой смысл сооружать земляной вал на берегу, если при новом паводке разбушевавшаяся и без того бурная река его сразу снесет? В конце мая после паводка берег укрепили, а на прошлой неделе история повторилась, да с новой силой.

Исток реки Шалажа - в горах. После ливней снег в горах интенсивно тает, огромная масса воды срывается вниз и сносит все на своем пути. Здесь нужна надежная дамба, а не мелкие земляные работы, считают местные жители.

Сотрудники местной администрации, в принципе, согласны с этими доводами и с тем, что нужна серьезная работа по бетонированию опасных участков. Но в местном бюджете нет средств на эти глобальные цели, такие вопросы нужно решать на республиканском и федеральном уровнях.

Кто виноват?

Юристы и адвокаты, в большинстве своем, считают, что обслуживание подконтрольного объекта - дело органов местного самоуправления. Следить за берегоукрепительными работами, нанимать рабочие бригады, контролировать качество и сроки выполненных работ - это их задачи. При отсутствии финансов или ресурсов муниципалитет должен обратиться за помощью в региональные органы власти.

Впрочем, мнение юристов разделилось. Кто-то вполне резонно заявляет о том, что претензии, связанные с регулярными потопами, нужно предъявлять региональным властям. Река часто «разрезает» сразу несколько районов, и все усилия одной районной администрации в этом случае сводятся к нулю.

По теме

Кроме того, заказчиком противопаводковых работ является Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды: оно инициирует конкурсы, заключает контракты на проектирование и осуществление работ, занимается уходом за рекой и ее берегами, берегоукрепительными работами. А, значит, и претензии необходимо предъявлять именно Минприроды, считает группа экспертов.

Что делать?

Если паводок испортил имущество, местные чиновники теоретически могут понести гражданско-правовую ответственность. Для этого пострадавшим нужно обратиться в суд с соответствующим иском. Но это теория. На практике случаев, когда администрацию признавали виновной в порче имущества из-за паводка, крайне мало.

Эта схема с горем пополам работает при тяжких последствиях. Вот тогда возбуждают уголовное дело.

Ну, а если затопило дом и вздулись полы, пострадала бытовая техника, поплыли обои, то судебные тяжбы могут длиться не один год, доказать связь между «нашкодившим» паводком и неэффективной деятельностью администрации практически невозможно. Следует учесть и то обстоятельство, что экспертизу по оценке ущерба назначает все та же администрация. Тут, как говорится, рука руку моет. А проводить независимую оценку – неподъемно дорого, особенно для жителей сельской местности.

Чтобы зафиксировать потери, пострадавшие могут, конечно, обратиться в администрацию. Если заявление принимать отказываются, тогда - суд, где дадут оценку материальным потерям и оценят моральный ущерб.

Отдельная история - размеры компенсации: как правило, граждане не удовлетворены этими смехотворными суммами. Все дело в том, что рыночная и кадастровая стоимость сильно отличаются, что дает повод для разночтений. «Читают», в основном, в пользу властей.

В общем, если потоп подпортил или уничтожил имущество, то лучше обращаться сразу в несколько инстанций: в Минприроды, правительство и орган местного самоуправления. В цивилизованных странах граждане доверяют судьбу своего имущества страхователям. В нашей стране такая практика не прижилась: страховым компаниям не верят. Возможно, есть объективные причины. Только, вот, будь оно застраховано, то в случае его порчи или гибели, в том числе и из-за потопов, людям не пришлось бы ломать голову над тем, кто решит их проблему и решит ли вообще. Но в то же время, никакая страховая компания не повернет непослушные реки вспять, не забетонирует их берега и не будет возводить дамбы.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.08.2019 19:02
Комментарии 0
Наша версия на Северном Кавказе - региональной проект общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх