// // 300 тыс. «безработных» могут быть заняты в теневом секторе Северного Кавказа

300 тыс. «безработных» могут быть заняты в теневом секторе Северного Кавказа

1393

«Тень» на карте страны

В разделе

Росстат опубликовал свежие данные о занятости и безработице в стране. Вновь Северо-Кавказский федеральный округ оказался в лидерах по уровню безработицы – 11,2 процента за февраль-апрель 2015 года. Из 4 млн. 481 тыс. человек экономически активного населения округа 507 тыс. – безработные.

Людей, знакомых с ситуацией в регионе, статистические цифры по северокавказской занятости и безработице не удивляют. Более того, эксперты относятся к ним несколько скептически, считая, что статистика сгущает краски.

К примеру, сотрудники Института Гайдара Ирина Стародубровская и Константин Казенин в своем прошлогоднем докладе о ситуации на Северном Кавказе приводят любопытные данные. Говоря о семейном бюджете жителей региона, ученые отмечают, что он включает в себя «коррупционные издержки на образование и устройство на работу детей (измеряемые в сотнях тысяч рублей); траты на обеспечение детей жильем, на свадьбы и похороны. Во многих сообществах к свадьбе родители жениха должны обеспечить сыну дом, а родители невесты – обстановку…Распространено приобретение недвижимости в столице «своего» региона или даже за его пределами».

«Все это очень мало напоминает бюджет, характерный для домохозяйств с высоким уровнем бедности», - делают вывод эксперты.

Более того, как считает главный научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН Инна Митрофанова, «реально во всех северокавказских республиках безработица в разы меньше».

Большой процент так называемых безработных СКФО трудится в теневом секторе.

Власти и безработные

Определить точную численность людей, занятых в нелегальном секторе, довольно сложно. Свежие общероссийские цифры были обнародованы 19 мая заместителем руководителя Роструда Михаилом Иванковым – 15 млн. человек. Говоря о республиках Северного Кавказа, эксперты отмечают: здесь до 40 процентов населения занято в теневом секторе. Роструд намерен сократить число занятых в этом секторе более чем на 30 процентов.

В СКФО занимаются поисками людей, которые трудятся в теневом секторе, с начала года. Успехи разные.

Так, в Северной Осетии с начала 2015 года выявили 2 тыс. человек, работающих в организациях без оформления договоров. Вице-премьер правительства республики Азамат Хадиков в эфире местного телеканала Осетия ТВ сказал, что искать неучтенных работников нужно в сфере торговли, бытового обслуживания, транспортных услуг. К осени в республике планируют поставить на учет 10 тыс. жителей, работающих без трудовых договоров.

В Дагестане специальные комиссии по выявлению нелегальной занятости с начала года насчитали на предприятиях республики 14 558 сотрудников без трудовых договоров. После вмешательства госорганов, предприятия оформили-таки с частью сотрудников (с 3,8 тыс. человек) трудовые отношения.

Впрочем, неоформленные работники – порождение теневого сектора экономики. Что делать безработным, если нет возможности устроиться в легальную компанию? Конечно, идти в «серый» сектор и жить по его законам – с «серой» зарплатой, без выплат в пенсионный и медицинский фонды. Эксперты отмечают, что в 1990-е годы в нелегальном секторе зарплаты были выше, чем в «белом». Сейчас ситуация изменилась – у теневиков зарплаты падают.

Вряд ли можно справиться с нелегальной занятостью, пока существует теневой сектор экономики.

По теме

Традиции жить лучше

На Северном Кавказе «серый» сектор сложился давно. Предприимчивость в крови у всех жителей Кавказа и Северного – в том числе. Историки пытаются разглядеть ее истоки через «лупу времени» - в Великом Шелковом пути. Но и недалекое советское прошлое свежо в памяти: на Северном Кавказе выращивали овощи, фрукты, скот, шили обувь и одежду, все это – на продажу. В курортных районах (Кавказские Минеральные Воды, Домбай) многие жили рентой – за счет сдаваемого отдыхающим жилья. Частное предпринимательство в СССР не приветствовалось, а частников даже неуважительно именовали «делягами».

Однако семьи на Кавказе – традиционно большие, поэтому население и «крутилось», зарабатывая на фруктах, овощах, мясе, сдаче жилья и т.д.

В 1990-е годы такое предпринимательство стало вполне себе легальным занятием. Бизнес в регионе развивался, но не весь он вышел из «тени».

По данным экспертов Ирины Стародубровской и Константина Казенина, «на территории республик…в рамках теневой экономики, есть активно развивающиеся анклавы и кластеры, характеризующиеся достаточно позитивной экономической динамикой, внедрением новых технологий, широкими рынками сбыта». В частности, эксперты упоминают производство сельскохозяйственных продуктов в сельских районах Дагестана («андийское» мясо, «левашинскую» капусту), производство обуви в Махачкале, трикотажных изделий в Карачаево-Черкесии, дистрибьюторские сети по поставке свежего мяса из северокавказских регионов на рынки крупных российских городов.

Кроме того, масса теневых предприятий – в сфере услуг (магазины, парикмахерские, конторы по перевозке грузов и пассажиров, массажные кабинеты).

Также в структуре теневой занятости сохраняется криминальный бизнес, сформировавшийся в 1990-е годы.

Тогда это были спиртовые заводы в Северной Осетии, добыча и переработка каспийской рыбы, икры – в Дагестане, незаконная добыча нефти и газа – в Ингушетии, Дагестане, Чечне. Контрабанда через грузинскую и азербайджанскую границы продуктов, спирта, наркотиков, а также торговля оружием.

В 2000-е годы криминальный сектор стал уступать позиции легальному. Переток рабочей силы сказался на статистике занятости: в 2000 году в нынешних регионах СКФО она составляла 2, 6 млн. человек, а в 2014 году – уже 4, 4 млн. И сейчас власти, говоря о нелегальном секторе, чаще всего упоминают укрывающийся от налогов малый и средний бизнес (МСБ). Между тем и криминальный бизнес до конца не изжит.

Сводки открытых источников за 2014 – 2015 года подтверждают факт присутствия криминального сектора в экономике СКФО.

Так, в Ингушетии правоохранительные органы задержали троих жителей, которые подозреваются в поставках огнестрельного оружия и боеприпасов в Северную Осетию.

В Карачаево-Черкесии осудили двоих граждан за незаконный оборот и попытку продажи огнестрельного оружия.

В Северной Осетии задержали четверых жителей, в том числе полицейского, по подозрению в изготовлении и сбыте огнестрельного оружия. У них изъяты оружие, боеприпасы, гранаты.

В Северной Осетии во время экологического рейда вдоль Терека члены местного отделения «Альянс зеленых – Народная партия» запечатлели искусственный канал, стекающий в Терек и окрашивающий его воду в красно-коричневый цвет. Экологи предположили, что это могут быть стоки нелегальных спиртзаводов в окрестностях Владикавказа.

В Ростове-на-Дону задержали водителя междугородного автобуса из Владикавказа, который пытался сбыть привезенную из Северной Осетии нелицензированную алкогольную продукцию – водку, пиво, коньяк.

В Дагестане правоохранители пресекли деятельность кирпичного завода, похищавшего природный газ через самовольную врезку в коммуникации – в промышленных объемах. (К слову, с врезками в Дагестане активно борются, особенно после того, как в конце 2013 года российский премьер Дмитрий Медведев обратился к главам регионов СКФО и потребовал прекратить воровство газа на Северном Кавказе).

На Ставрополье – расцвет «аптечной наркомафии» (мы об этом рассказывали в материале «Аморфную молодежь на Северном Кавказе «убивают»). Бизнес строится на подпольной продаже легальных, но отпускаемых только по рецептам врача, препаратах «лирика» и тропикамид (близки по воздействию на организм к наркотикам).

Вот она, теневая занятость родом из 1990-х годов, может, и уменьшенная в масштабах, но до сих пор не изжитая.

Теневиков – целый город

По данным Росстата, в Северо-Кавказском федеральном округе 507 тыс. безработных (это международный показатель – процент незанятых от общего числа экономически активного населения), а зарегистрированных в службах занятости безработных – 193 тыс. человек. Можно предположить, что свыше 300 тыс. так называемых «безработных» – это и есть трудовая армия теневиков.

На расхождения в статистике обратил внимание властей, предпринимателей СКФО и министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов. В мае во Владикавказе с его участием прошла встреча властей регионов округа и представителей общественной организации предпринимателей «Опора России». Лев Кузнецов призвал малый и средний бизнес региона выходить из «тени», подчеркнув, что у легальных предприятий (которые зарегистрированы в налоговых органах и показывают правдивую отчетность) есть возможность получать государственные, региональные и муниципальные заказы, гранты, пользоваться всеми мерами государственной поддержки.

Пока на Северном Кавказе бизнес не выйдет из «тени», жителям региона трудно будет найти легальную работу, а властям – справиться с нелегальной занятостью.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.05.2015 19:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх