// // За миллиардными хищениями с Каспийского завода листового стекла может стоять сенатор Сулейман Керимов

За миллиардными хищениями с Каспийского завода листового стекла может стоять сенатор Сулейман Керимов

11443

Маленький частный бизнес-проект

3
В разделе

Каспийский завод листового стекла вошел в криминальную хронику — его гендиректора Игоря Кремера подозревают в хищении 38 миллионов рублей. Между тем, согласно появившимся данным, одно из крупнейших предприятий юга России изначально создавали, чтобы выкачать из Внешэкономбанка миллиарды рублей. И автором аферы может оказаться Сулейман Керимов.

В Дагестане антикоррупционная чистка добралась до Каспийского завода листового стекла. Гендиректора предприятия Игоря Кремеразаподозрили в многомиллионном мошенничестве. Пока бизнесмен на свободе — у следователей, похоже, оказалось не достаточно доказательств, поэтому Верховный суд республики отказался отправлять подозреваемого за решетку. Однако, по всей видимости, арест — это лишь вопрос времени.

По неофициальным данным, на предприятии видимо организовали продажу продукции по «серым» схемам. Среди прочего, чтобы не допустить утечки информации, к поставкам не допускали местных сотрудников. В целом, из-за этих сомнительных схем, завод потерял 38 миллионов рублей.

Такой поворот в судьбе одного из крупных предприятий по производству листового стекла в стране оказался неожиданным на фоне сентябрьского договора с азербайджанской компанией QLASS HAUS о поставке бесцветного стекла на 5 миллионов долларов. Казалось, что у предприятия-банкрота начался новый виток в развитии. Но все чаще стали появляться сообщения о закрытии завода.

Напомним, КЗЛС запустила в 2013 году команда российского сенатора Сулеймана Керимова. К этому моменту отечественный рынок листового стекла был достаточно насыщен. Например, 2 завода в Ростовской и Рязанской областях открыл международный производитель Guardian. И высокую конкуренцию можно было спрогнозировать еще в 2010 году, когда проект дагестанского завода только рассчитывался.

Чтобы построить предприятие с производственной мощностью 600 тонн в сутки, пришлось инвестировать 10,5 миллиардов рублей. Деньги выделил государственный Внешэкономбанк в качестве валютного кредита. Почему именно валютного? Официально это объяснялось тем, что на предприятие закупали импортное оборудование.

По подсчетам аналитиков, стоимость КЗЛС завысили минимум в два раза: например, на 3 очереди стекольного завода в Тульской области компания Sisesam потратила 6 миллиардов рублей. КЗЛС якобы обошелся едва ли не вдвое дороже, однако у него была всего одна очередь.

Как бы нам ни было, завод стал одним из крупнейших на юге России и тут же обанкротился. После резкого скачка доллара в 2014 году, размер задолженности предприятия, по данным издания «Окнамедиа», вырос сразу на 5 миллиардов. Чтобы расчитаться с кредитором, команда Керимова продала свою долю банку, и ВЭБ стал единственным собственником стекольного завода.

Существует предположение, что предприятие изначально было проектом-однодневкой, созданным с одной целью — вывести деньги из Внешэкономбанка. Если взглянуть на карточку завода на сайте «Руспрофайл», станет ясно, что вообще-то, он и работал в убыток.

При этом учредители КЗЛС, как следует из открытых источников, находятся в офшорах на Кипре. Одним из них выступает некая иностранная компания TRUCK PROVIDER SERVICE LIMITED.

По теме

Мошенническая схема может оказаться простейшей до банальности — во Внешэкономбанке взяли кредит на строительство завода, при этом стоимость проекта завысили вдвое. Далее одну часть денег вывели через офшоры, на другую построили предприятие. Кризис 2014 года и рост доллара только сыграл на руку — за банкротством КЗЛС никто не разглядел произошедшего преступления.

За этой авантюрой может стоять фигура Сулеймана Керимова. В конце концов он считается одним из авторов проекта, у которого были свои люди во Внешэкономбанке. Да и не только там - везде практически. Известно, что после банкротства власти Дагестана предлагали Керимову снова выкупить КЗЛС, однако бизнесмен отказался — в его финансовых делах история с заводом уже была в прошлом.

К слову, летом прошлого года Счетная палата весьма критично оценила деятельность ВЭБа за период с 2010 по 2017 годы. Государственные аудиторы тогда пришли к выводу, что банк, изначально создававшийся как институт развития, стал инструментом реализации провальных проектов по типу Олимпиады и превратился едва ли не в хранилище плохих долгов. Владимир Путин даже поставил ему диагноз, сравнив «институты развития» с «помойкой».

После этого некоторые топ-менеджеры ВЭБа исчезли с рабочих мест, как, например, бывший гендиректор «ВЭБ Лизинга» Вячеслав Соловьев. А другие, очевидно, пытаются перекачать в карманы как можно больше денег из различных источников, до которых могут дотянуться. И 38 миллионов дагестанского завода-банкрота оказались здесь как нельзя кстати. Да, только ли они?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.10.2018 20:18
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия на Северном Кавказе - региональной проект общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх