// // Подчиненные Владимира Васильева не дают украинским беженцам гражданство, обрекая их на голодное существование

Подчиненные Владимира Васильева не дают украинским беженцам гражданство, обрекая их на голодное существование

3885

Васильев забыл про беженцев

В разделе

Четыре года назад из Донбасса в Дагестан сбежали 600 человек, но только 45 из них остались в республике. Люди не могут получить российское гражданство и вид на жительство — на это нужно 40 тысяч рублей, которых нет. На работу беженцев без российских документов никто не берет. Изгои в чужой стране неоднократно обращались за помощью в дагестанское правительство. Тщетно. Для чиновников их словно не существует.

Наиля Байрамова впервые увидела Дагестан летом 2014 года. Сюда вместе с семьей она приехала в автобусе с надписью «Отдых на море». Позади остался холодный Ростов, ставший первым пристанищем, и родной Донецк, утонувший во взрывах.

Байрамовых, как и других украинских беженцев, выгрузили на безе отдыха «Дельфин». По словам Наили, сперва местное руководство не обрадовалось новым постояльцем. Однако все изменилось, когда утрясли вопрос с оплатой.

«На базе отдыха нас попросили остаться, когда узнали, что за каждого беженца республика будет платить компенсацию в 800 рублей», — рассказала Байрамова.

Два года беженцы прожили в санатории. В 2016-ом спокойная жизнь кончилась - Байрамовых, как и остальных украинцев, попросили покинуть базу отдыха. Правительство Дагестана прекратило финансирование.

«Из санаториев «Дельфин» и «Леззет» нас выселили в феврале 2016 года. Не разрешили даже взять с собой вещи, которые достались нам в виде гуманитарной помощи. Большинство беженцев остались жить в районе Суданского моста. Единицы смогли снять жилье в Махачкале. Позже на некоторых завели уголовные дела из-за того, что они живут не по прописке», — цитирует «Черновик» слова одного из беженцев.

Как оказалось, владельцы «Дельфина» прописали всех постояльцев у родственников в селе Шухты. Люди хотели переоформить документы, но это оказалось не так просто.

«Сначала нужно получить временное проживание. Однако документы не оформят без справки о доходах. На работу без российского паспорта нас официально не берут. Чтобы получить справку, нам предлагали открыть счет в банке и положить туда деньги. Но у нас их просто нет», — рассказывают беженцы.

Всего, по данным «Черновика» из Донбаса в Дагестан приехали 600 человек. Только 45 из них остались в республике. Люди не могут получить российское гражданство и вид на жительство. Они изгои.

Оформление гражданства семье из четырех человек обойдется в 40 000 тысяч рублей — сумма астрономическая для людей, которые перебиваются случайной подработкой. В эту цену входит госпошлина, переводы паспортов с украинского языка, перевод свидетельства о рождении детей, перевод свидетельства о браке, нотариальный отказ от гражданства Украины, нотариальный найм жилья, госпошлина за прописку, справка 3 НДФЛ, оформление этой справки. Также нужно пройти медосмотр.

«Сын на автомойке получает по 200 рублей в день. Дочь тоже подзарабатывает. Меня не берут на работу, я старая. Мы снимаем квартиру за 18 тысяч рублей, денег на все не хватает. Мы вечером кусок хлеба делим пополам. Соседи помогают и благотворительные организации. Наши паспорта просрочены, мы даже вернуться домой на Украину не можем», — рассказала беженка Клава Даудо.

В конце января инициативная группа беженцев через приемную Президента РФ встретилась с главой регионального МВД Абдурашидом Магомедовым. Он обещал ускорить оформление документов в УФМС. С тех пор ничего не изменилось. Люди скреблись в двери других высоких кабинетов. Тщетно. Со сменой власти в Дагестане у беженцев затеплилась надежда, что новый руководитель республики с большим пониманием отнесется к их беде. Однако, занятый перетасовкой регионального правительства, Владимир Васильев словно бы и не заметил кучку беженцев, отчаявшихся получить шанс на нормальную жизнь.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 24.03.2018 13:57
Комментарии 0
Наша версия на Северном Кавказе - региональной проект общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх