// // Что же предшествовало решению тысячного коллектива республиканского отделения Сбербанка провести публичное мероприятие?

Что же предшествовало решению тысячного коллектива республиканского отделения Сбербанка провести публичное мероприятие?

5951

Сбербанк-митинг! Предпосылки и факты

Новые реалии
В разделе

В новостной ленте нашего сайта в октябре текущего года была опубликована информация о том, что сотрудники Дагестанского отделения планируют провести митинг, цель которого защита трудовых прав сотрудников Дагестанского отделения Сбербанка.

27 октября текущего года в новостной ленте нашего сайта была опубликована информация о том, что сотрудники Дагестанского отделения планируют провести митинг, цель которого защита трудовых прав сотрудников Дагестанского отделения Сбербанка. О предпосылках и фактах, которые предшествовали принятию данного решения тысячным коллективом республиканского отделения Сбербанка, с корреспондентом нашего издания поделились сотруднки отделения Магомедхан Гаджиев – руководитель дополнительного офиса и Рустам Рамазанов – руководитель группы ВСП

К.: Расскажите, какие причины побудили, а скорее вынудили коллектив Дагестанского отделения планировать организацию митинга?

Р.Р.: После того как обнаружился факт хищения в Касумкентском районе http://chernovik.net/content/novosti/sberbankovskaya-kto в дагестанском отделении началась «черная полоса».

Сначала Северо-Кавказский банк проводил политику дискриминации и травли сотрудников отделения, а теперь руководство Юго-Западного банка приняло эту эстафету. В настоящее время работу отделения, не иначе как «оккупационным режимом» назвать мы не можем.

Кадровые решения, касающиеся дагестанского отделения, находящиеся в компетенции Юго-Западного банка, вызывают серьезное беспокойство. Мало того, что в Дагестан направляются работники, которые ранее никогда не имели опыта работы на столь масштабных и специфических бизнес-площадках, как Дагестан, но перед ними еще и ставятся какие-то «завуалированные» задачи. Реализация этих задач, как мы сейчас наблюдаем, и привела к усугублению ситуации, которая и прежде была непростой.

Причиной выйти на митинг является желание привлечь внимание общественности и руководство Сбербанка России к неприкрытой дискриминации и преследованиям трудового коллектива. Вы сами считаете нормальным, когда людей гонят с работы под дулами автоматов? Такие «технологии» практикуются в Ростове, в Краснодаре или в любом другом регионе России?

К.: Новое руководство назначили из числа сотрудников Дагестанского отделения Сбербанка или из другого региона?

Г.М.: Нынешний руководитель раньше работал по линии безопасности в Краснодарском отделении Сбербанка, а его заместитель занимался вопросами технического и хозяйственного обеспечения в одном из маленьких отделений Ставропольского края. Возвращаясь к Вашему первому вопросу, мы подчеркиваем, что вина за то, что сейчас творится в Дагестане, полностью лежит на руководстве Юго-Западного банка, которое направило к нам лиц, абсолютно оторванных от реальностей республики.

Не смотря на это, мы не возражали против новых назначений и даже возлагали надежды, что они помогут нормализовать обстановку в отделении и будут способствовать эффективной работе. Но позже стало очевидным, что их прислали сюда не для развития отделения, а для каких-то известных только им целей. Проявляться они стали с банального и абсолютно беспричинного недоверия ко всем нам, активно начали распространяться слухи, суть которых сводилась к тому, что в руководстве Сбербанка в Москве и в Ростове созрело мнение о нас, как о ворах, от которых надо избавляться и пора проводить «зачистку».

По теме

Сейчас суть подобного внезапно возникшего внутреннего недоверия к дагестанским работникам очевидна. Артемов выполняет поставленные ему руководством задачи по радикальному «подавлению сопротивления». Именно так руководство в Ростове воспринимает способ налаживания конструктивного сотрудничества.

К.: Пытается ли руководитель набрать в команду «своих» людей?

Р.Р.: Вы знаете, мы считаем, что изначально подход со своей командой - неверный. Это же не чья-то личная вотчина или княжеский надел. Более того, это не футбольная или хоккейная команда. Это коллектив работников, чья деятельность регламентируется трудовым законодательством и нормативными актами Сбербанка России. Где, в каком законе указано, что новый руководитель должен, руководствуясь своими симпатиями к кому-то лично или к каким-то командам, увольнять и принимать на работу людей. Тем более, что мы – сплоченный и дружный коллектив, который знает, как надо работать, что неоднократно подтверждалось нашими достижениями в масштабах как Северо-Кавказского региона, так по всей системе Сбербанка России.

Сейчас речь идет не о приумножении достижений нашего коллектива, а о его развале. Как иначе объяснить, когда собеседования с кандидатами проводятся не на рабочем месте, а в ресторанах, кафе и подобных заведениях? Мало того, оказывается неприкрытое давление на сотрудников кадровой службы, чтобы они в нарушение установленного в Сбербанке порядка оформляли на работу чьих-то протеже.

К.: Кого-то руководству уже удалось устроить на работу именно таким образом?

Р.Р: На рядовые должности уже приняты некоторые лица. Профессиональная подготовленность предлагаемых кадров и их компетентность вызывает сомнения. В числе этих новых работников есть и бывшие сотрудники. Именно таких людей сейчас приглашают работать в Сбербанк новые руководители, якобы формируя команду с новой идеологией, но, как мы видим, со шлейфом старых грехов и обид.

К.: То есть, все-таки это попытка нынешнего руководителя Дагестанского отделения

Сбербанка таким образом набрать свою личную команду?

Р.Р: Нам теперь более понятна эта бурная деятельность, но ее цель направлена не на формирование команды, а банально на запугивание сотрудников, то есть на выполнение тех самых «особых» задач, поставленных в Юго-Западном банке. При этом, учитывая ментальную особенность республики и неустроенность дипломированных специалистов, мы не исключаем и реальную возможность определенных лиц, воспользовавшись ситуацией, на этом «нагреть руки». Подобным активно заняты сейчас некоторые сотрудники отделения, особо сблизившиеся на этом поприще с руководством.

К.: А предъявляет ли новое руководство отделения какие-либо обоснованные претензии к работе сотрудников дагестанского отделения?

Г.М.: В том-то и дело, что к работе сотрудников претензий никаких нет. Когда исполняющим обязанности управляющего назначали Артемова никто, как мы уже сказали, против не был. Но все дальнейшие действия и определенное бездействие, в тех случаях, когда решения должен был принимать лично руководитель, убеждает нас - сотрудников банка, что этот человек направлен сюда региональным руководством для расправы над коллективом. Большие руководители разных уровней Сбербанка открыто заявляют: «Если так все останется, то дагестанское отделение закроют». Поэтому мы и возмущаемся. Что является причиной закрытия всего отделения? Что мы должны сделать, чтобы этого не произошло? Вот на эти вопросы нам никто ответить не может.

К.: От руководства поступали угрозы увольнений к сотрудникам банка?

Г.М.: Да, угрожали. Это озвучивалось на встречах с «высокими» гостями из Москвы и Юго-Западного банка, которые сообщили нам, что если захотят, то Сбербанку России ничего не стоит уволить и 1000 человек. При этом все наши претензии выслушали, аргументированно на них возразить не смогли, но и мер никаких, кроме увольнения сотрудников, не предприняли. Вот вам показательный акт устрашения: недавно по надуманным основаниям уволили нашего коллегу – заместителя управляющего отделением Эшрефа Рагимова, проработавшего в системе Сбербанка более 20 лет, имеющего безупречную репутацию и огромный авторитет среди коллег. Если от профессионалов с таким опытом работы избавляются, а прибыльное отделение отдают на откуп сомнительным «личностям», то даже непосвященному человеку становится понятно, что это делается для того, чтобы вытравить нормальных сотрудников и развалить отделение.

К.: Эта ситуация конфликта грозит ли каким-нибудь образом сбережениям простых граждан?

Г.М.: Мы считаем, что людям не стоит опасаться за свои сбережения.

Р.Р.: Угрозы по поводу закрытия, думается, всего лишь шантаж и запугивание нашего коллектива определенными должностными лицами.

К.: Вы можете обратиться к высшему руководству Сбербанка России?

Р.Р.: Мы писали обращения на имя председателя Юго-Западного Сбербанка Алонсо Вентимилла. Он сейчас непосредственный наш руководитель. Но никаких ответов не последовало. Председателя Юго-Западного банка Вентимилла в присутствии вице-президента Сбербанка России Дымова и еще одного сотрудника центрального аппарата Алимова мы просили рассмотреть возможность направления в Дагестанское отделение профессионально подготовленных руководителей, таких, например, как И. Яцук, Е. Федосеева, В. Новиков, которые знают регион и республику. Надеемся, что эта наша просьба будет доведена до президента Сбербанка России Германа Грефа.

К.: Пробовал ли наладить Дмитрий Артемов конструктивное сотрудничество с коллективом?

Г.М.: Сотрудники аппарата, которые к нему обращались, говорят, что он очень противоречив в своих высказываниях. Порой сам же заявляет, что от него ничего не зависит и ссылается на то, что исполняет указания вышестоящего руководства. Либо диалог этого человека состоит только из фраз: «Я так сказал, я так буду, я так делаю, я так хочу» или «У меня есть связи, как я решил, так и будет».

К.: Какой вы видите выход из этой ситуации?

Г.М.: Однозначно, безучастными созерцателями разрушения Дагестанского отделения мы не будем.

Р.Р.: Терпеть репрессии и гонения мы тоже не намерены, хотя еще надеемся, что высшее руководство Сбербанка все-таки обратит свое внимание на происходящее и даст объективную оценку этому беспределу, который учинен в нашем отделении.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 06.11.2015 18:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх