Версия // Власть // В Северной Осетии-Алании только четыре процента бывших сотрудников закрывшегося «Электроцинка» смогли найти работу

В Северной Осетии-Алании только четыре процента бывших сотрудников закрывшегося «Электроцинка» смогли найти работу

1396

Никому не нужны


Фото: http://Zen.yandex.com
В разделе

В Северной Осетии-Алании после вынужденного закрытия в мае этого года градообразующего завода «Электроцинк» сотни его бывших сотрудников до сих пор не могут найти работу.

Только четыре процента бывших работников одного из градообразующих владикавказских предприятий смогли найди новую работу. Речь идет об одном из крупнейших в свое отрасли заводов - «Электроцинке». «Обратились к нам в общей сложности с 25 октября 2018 года до 20 сентября 2019 года 1111 человек. Нам известно о 43 трудоустроенных на сегодняшний день», - приводит ТАСС слова председателя республиканского комитета по занятости населения Альбины Плаевой.15 человек трудоустроили благодаря службе занятости, еще 28 нашли работу самостоятельно. Экс-сотрудникам завода пришлось искать новую работу не только в республике, но и в соседних регионах.

Напомним, как писала «Версия», парламент Северной Осетии-Алании проголосовал за закрытие завода, на котором работали около 1800 человек, 31 мая трудовые договоры с работниками «Электроцинка» расторгли. 3 июня началась постановка оставшихся без работы людей на учет в республиканской службе занятости. Однако, число попадающих под сокращение работников в четыре раза превысило количество открытых в Северной Осетии-Алании вакансий по рабочим специальностям. Примечательно, что огромная для региона армия безработных образовалась якобы в результате выполнения руководством республики требований жителей Владикавказа о немедленном закрытии находящегося в черте города вредного производства. Прямо, как в известной фразе Виктора Черномырдина: «Хотели, как лучше, получилось, как всегда». Предприятие поторопились закрыть, а о том, куда девать сотни квалифицированных работников, местный губернатор Вячеслав Битаров и его команда задумываться не стали.

Беды коллектива предприятия начались 21 октября 2018 года, когда на «Электроцинке» произошел сильный пожар. Его причиной стал поджег. Об этом после опроса 600 свидетелей и проведения 60 экспертиз заявили в Следственном комитете республики. После пожара на «Электроцинке» около здания регионального правительства прошла массовая акция протеста. Люди потребовали немедленно закрыть завод. Что это были за люди? Кто составил их требования? Вряд ли они могли быть местными жителями - нет же сумасшедших, чтобы требовать оставить себя и свои семьи без средств к существованию, закрыв градообразующий завод. Тем более, если учесть запланированный кем-то поджег.

Производственная мощность завода по выпуску товарного цинка составляла 110 тысяч тонн готовой продукции в год. Всего же в России этого стратегически важного металла выпускается за год 230 тысяч тонн. Отрасль теряет почти половину его объема. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. Заказы, скорее всего, перераспределят по другим предприятиям в других регионах (кстати, их интерес в «убийстве» «Электроцинка» очевиден). Остается еще главный вопрос - кто же и для чего поджег предприятие? Почему сразу после пожара в столице республики прошли практически срежиссированные митинги с требованием его закрытия? Может, никакого волеизъявления масс и не было? Не было ли это перераспределением сфер влияния в бизнесе? В политике? Может быть, кто-то в другом месте, не без содействия засланных в руководство республики «казачков», получил многомиллиардные заказы, а коллектив предприятия оказался в этой сделке разменной монетой? Окончательного ответа на эти вопросы так и не получено. Как нет ответа и на вопрос о роли главы республики Битарова во всей этой истории.

Кстати, Северная Осетия-Алания вошла в число регионов РФ с самым высоким уровнем безработицы - он составил 12,6%, увеличившись на 3,7 пункта по итогам июня-августа.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.11.2019 09:00
Комментарии 0
Наша версия на Северном Кавказе - региональной проект общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх